Об исправлении «несправедливой» конкурентной цены в сфере ГОЗ (можно ли ограничить цену при закупке конкурентной продукции для ГОЗ, или как победить картели в ГОЗ?)



И.В. Башлаков-Николаев, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Российского экономического университета  им. Г.В. Плеханова

 

Законодательством Российской Федерации заказчику в сфере государственного оборонного заказа вменена обязанность осуществлять контроль за целевым использованием головным исполнителем бюджетных ассигнований, выделенных из федерального бюджета на оплату поставок продукции по государственному оборонному заказу (п. 7 ст. 9 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе». Далее – Закон о ГОЗ), и утверждать сведения об операциях с целевыми средствами (п. 16 Постановления Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2018 г. № 1702), а инструменты реализации данных обязанностей законодательством не определены. Отсутствие инструментов, обеспечивающих исполнение заказчиками данных обязанностей, усугубляется тем, что заказчик может сталкиваться со случаями, когда головной исполнитель поставляет продукцию, не стоящую на вооружении, снабжении в полном соответствии с документацией о торгах, но с минимальными допустимыми характеристиками. Это может привести  к снижению эффективности использования бюджетных средств. Такой эффект усиливается из-за высокой вероятности картельных соглашений участников торгов и презумпции «справедливости» цены, определенной на конкурентной основе. В статье рассматриваются вопросы о возможности применения механизма снижения цены, определенной на конкурентной основе, и роль указанного механизма в снижении картелизации торгов в сфере ГОЗ.

 

ФАС России в проекте доклада о состоянии конкуренции предупреждает  о том, что картели угрожают экономической безопасности страны, наносят существенный вред бюджету и бизнесу с государственным участием и даже ведут к социальной нестабильности[1].

В 2018 г. ФАС России возбудила 768 дел об антиконкурентных соглашениях, из них 384 дела – о картелях: это на 9 % меньше, чем в 2017 г. Более 85 % дел по картелям – сговоры на торгах. За них ФАС России предлагает ввести отдельную ответственность (штраф до 800 000 руб. и лишение свободы до четырех лет), и впервые отдельно выделен сговор с заказчиком – госзаказчиком или госкомпанией (штраф до 1 млн руб. и до пяти лет лишения свободы). Участники картеля войдут в специальный реестр, отмечает издание «Ведомости»[2]. Но, как далее указывается в том же издании, по мнению И. Акимовой, несмотря на то, что картели действительно угрожают экономике России, усиление ФАС России и ее превращение в силовое ведомство не могут быть оправданы, а антимонопольная служба и сейчас может взаимодействовать с правоохранительными органами, что уже позволяет привлекать к уголовной ответственности организаторов и участников картеля.

Однако решить проблему «сговоров на торгах» можно не только перманентным «усилением» ответственности за сговоры и расширением компетенции антимонопольного регулятора при неизменном подходе к организации и процедурам проведения торгов, делающих их «высокодоговороприспособленными», т. е. обеспечивающими легкую реализацию сговоров, а посредством изменения подходов к технологии проведения торгов – усложнением правил и исключением возможности осуществления сговоров.

В частности, говоря о совершенствовании текущего законодательства о закупках, заместитель руководителя ФАС России М. Евраев предложил решить проблему сговоров на торгах посредством изменения регулирования вопроса, связанного с возможностью «разглашения информации об участниках электронных аукционов». Он отметил, что «решение этой задачи очень простое… Необходимо исключить в электронных аукционах подачу первой части заявки, чтобы любая компания, зарегистрированная на ЕИС, после автоматической проверки ее предквалификации, могла принять участие в электронном аукционе путем подачи ценового предложения с автоматическим блокированием обеспечения заявки. Поскольку круг участников торгов будет изначально не определен, то все проблемы сговора на торгах останутся в прошлом»[3].

О практически таком же подходе говорит другой эксперт в сфере закупок – А. Катамадзе[4] (заместитель руководителя Федерального казначейства). Она, например, отмечает, что ключевым фактором повышения конкуренции (в сфере торгов) является изменение процесса бизнес-процедур, которые обеспечивают конфиденциальность подачи заявок на первом этапе. Напомним, что эта мера предназначена для того, чтобы никто не мог определить, какая заявка кому принадлежит, что очень важно в плане устранения возможности сговаривающимся компаниям идентифицировать членов картеля.

Кроме того, указанный эксперт выделила основные задачи в сфере госзаказа: разгрузить нормы для заказчика, перейти к превентивным мерам контроля и надзора, разгрузить нормы для поставщика.

Еще один интересный подход предложен экспертами. Он основывается на механизме ограничения «несправедливой» цены, определенной по результатам конкурентных процедур отбора поставщиков продукции для государственных нужд. Одним из случаев, когда цена, определяемая в результате конкурентных процедур отбора, является «несправедливой», является как раз случай определения цены в условиях деятельности картеля участников такой процедуры.

Здесь необходимо отметить, что это не единственный случай, когда определяемая в результате конкурентных процедур цена контракта не является «справедливой». Еще один характерный такой случай – когда в сфере государственного оборонного заказа закупается продукция, описание которой содержит значительные диапазоны значений показателей, характеризующих требования к продукции, или минимальное количество требований, которым удовлетворяет продукция с ощутимой разницей в цене. Речь идет о продукции, не стоящей на вооружении и снабжении.

В указанном случае участник закупки будет вправе предложить продукцию с наименьшими значениями показателей. При этом закупочная комиссия заказчика будет обязана признать такую заявку соответствующей требованиям документации и допустить участника торгов, предложившего такую заявку, к участию в закупке.

Если будут представлены даже минимально возможные функциональные, технические, качественные и эксплуатационные характеристики, то в соответствии с ч. 10 ст. 83.2 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) контракт будет заключен на условиях, указанных в документации и (или) извещении о закупке, заявке победителя электронной процедуры, по цене, предложенной победителем.

Представляется, что в данном случае цена, даже определенная по результатам конкурентного отбора, будет «несправедливой», так как в условиях «несовершенной документации» у поставщиков существует иногда слишком много вариантов выбора поставляемой продукции, что в условиях стремления к максимизации предпринимательской прибыли позволяет им выбрать более «простую» и дешевую продукцию к поставке в условиях альтернативы. Такая альтернатива между тем ведет к снижению эффективности использования бюджетных средств при закупке продукции в интересах государства.

Таким образом, регулирование закупочной деятельности в сфере ГОЗ допускает возможность приобретения государством для указанных целей продукции с допустимыми характеристиками, которую при более точном определении характеристик можно было бы закупить по более низкой цене. Указанная позиция основывается на принципах стимулирования снижения затрат на поставки продукции по ГОЗ (п. 2) и обоснованности затрат головного исполнителя, исполнителя (п. 4), содержащихся в ч. 2 ст. 9 Закона о ГОЗ.

Из сказанного выше следует, что в сфере ГОЗ можно выделить два возможных случая «несправедливого» определения цены на конкурентной основе на продукцию.

Первый случай – цена складывается в условиях сговора на торгах.

Второй случай – цена складывается в результате конкурентной закупки продукции, описание которой содержит значительные диапазоны значений показателей, характеризующих требования к продукции, или минимальное количество требований, которым удовлетворяет продукция с ощутимой разницей в цене.

Без сомнения, в обоих случаях ценообразование, не отвечающее принципам, указанным в ст. 9 Закона о ГОЗ, следует исключать.

Теперь подробнее о том, как в сфере ГОЗ может быть реализована модель, исключающая «несправедливое» ценообразование при конкурентных закупках.

На Всероссийской конференции «Гособоронзаказ: Заказчик – исполнитель – продукция», которая проходила в Сочи с 13 по 14 июня 2019 г.[5], была затронута очень специфическая, но весьма актуальная тема, а именно тема возможности «регулирования», или корректировки, цен на конкурентную продукцию в сфере ГОЗ.

Специфика состоит в том, что априори считается, что любая цена, определяемая на конкурентной основе, является «справедливой». Актуальность такого подхода связана с высокой картелизацией отношений в сфере конкурентных закупок, а также с необходимостью снижения издержек при закупке продукции для ГОЗ.

В рамках указанной конференции с докладом об особенностях государственного регулирования цен на конкурентную продукцию по ГОЗ выступили начальник ФКУ ЦБИТ МЧС России М.В. Лисицын и его заместитель М.А. Кирпичев. 

В выступлении прозвучали предложения о возможности урегулирования отдельных вопросов действующего законодательства в сфере государственного регулирования цен в сфере ГОЗ, связанных с возможностью необоснованного завышения цен на конкурентную продукцию, закупаемую по государственному оборонному заказу и не принятую на вооружение, снабжение, в эксплуатацию.

Возможность завышения цен на продукцию, закупаемую на конкурентном рынке, связана, с одной стороны, с несовершенством закупочных процедур и уровнем подготовки специалистов, осуществляющих закупки, а с другой стороны, с возникающей у поставщиков ответной возможностью поставлять продукцию с минимально возможными показателями, соответствующими требованиям закупочной документации, но по цене ниже, чем у аналогов («ГАЗ» вместо «Мерседес», например).

Суть внесенных указанными авторами предложений, которые смогли бы нивелировать отрицательные для государства последствия, заключается в обеспечении возможности обязывания поставщика подписать «дополнительное соглашение между поставщиком и заказчиком о снижении цены действующего государственного контракта до размера фактических затрат с заданными нормами рентабельности, определенными в соответствии с требованиями законодательства и подтвержденными заключением о цене военного представителя заказчика. В случае недостижения соглашения из-за отказа поставщика снизить цену "до экономически, технологически и (или) иным образом обоснованной цены" предлагается направлять в контролирующий орган (ФАС России) заявление о нарушении законодательства в сфере государственного оборонного заказа»[6].

По итогам участники конференции пришли к выводу, что данные предложения соответствуют целям и принципам государственного регулирования цен на продукцию по государственному оборонному заказу, установленным ст. 9 Закона о ГОЗ, и могут быть рекомендованы к применению государственными заказчиками оборонного заказа при закупке конкурентной продукции [7].

Напомним, авторы доклада (и настоящей статьи) государственным заказчикам при закупке конкурентной продукции по государственному оборонному заказу предлагают:

– принять продукцию, закупаемую по ГОЗ, на вооружение, снабжение, в эксплуатацию;

– в случае закупки продукции, не принятой на вооружение, снабжение, в эксплуатацию:

назначить ответственных должностных лиц за осуществление контроля сопоставимости условий поставки, которые были определены при формировании прогнозной цены, обосновании начальной максимальной цены государственного контракта и в закупочной документации на поставку соответствующей продукции;

нормативно закрепить ведомственные требования к составу и формам обосновывающих документов, на основании которых военные представительства заказчика (далее – ВП) в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 августа 1995 г. № 804 «О военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации» (далее – Постановление № 804) будут осуществлять выдачу заключений о цене продукции, в том числе прогнозной. Напомним, что обязанность представления таких документов установлена п. 19 ч. 1 ст. 8 Закона о ГОЗ[8];

 прогнозную цену продукции устанавливать на основании заключения ВП о прогнозной цене продукции;

при формировании начальной максимальной цены государственного контракта на основании запросов о цене на продукцию и приемке, поставленной по государственным контрактам продукции, руководствоваться заключением ВП о цене на продукцию;

– в случае выявления необоснованного завышения цены на поставленную продукцию  в обязательном порядке предлагать поставщику в соответствии с  подп. «а» п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе снизить цену контракта по соглашению сторон без изменения предусмотренных контрактом количества, качества поставляемой продукции и иных условий контракта до размера, соответствующего требованиям законодательства Российской Федерации. При согласии – заключить соответствующее дополнительное соглашение к государственному контракту.

В случае отказа поставщика подписать дополнительное соглашение и  снизить цену до экономически, технологически и (или) иным образом обоснованной цены на продукцию указанные выше авторы предлагаютнаправлять в контролирующий орган (ФАС России) заявление о нарушении законодательства в сфере государственного оборонного заказа для проведения расследования и принятия мер реагирования.

По мнению данных авторов, аналогичный подход также может применяться головными исполнителями (исполнителями) при закупке продукции, необходимой для выполнения ГОЗ.

Таким образом, М.В. Лисицын и М.А. Кирпичев предлагают ввести механизм снижения цены при конкурентной закупке продукции по ГОЗ[9].

Указанные авторы данный механизм основывают на нормах ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ, в соответствии с которыми запрещено необоснованное завышение цены на ГОЗ.

Попробуем выяснить, можно ли применять нормы ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ при конкурентных закупках.

В соответствии с п. 6 Положения о государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу (далее – Положение о регулировании цен), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 декабря 2017 г. № 1465 «О государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу, а также о внесении изменений и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации», государственное регулирование цен осуществляется в отношении:

а) продукции, включенной в перечни продукции по государственному оборонному заказу;

б) продукции, поставляемой по государственным контрактам в связи с разработкой, изготовлением, сервисным обслуживанием, модернизацией, ремонтом и утилизацией продукции, указанной в подп. «а» п. 6;

в) российских вооружения и военной техники, которые не имеют российских аналогов и производство которых осуществляется единственными производителями (единственными поставщиками);

г) работ (услуг) в области космической деятельности в части мероприятий, предусмотренных государственными (федеральными целевыми) программами в области космической деятельности, реализация которых осуществляется в рамках государственного оборонного заказа;

д) сырья, материалов, покупных комплектующих изделий (полуфабрикатов), специального оборудования и иной продукции, поставляемых в рамках кооперации головного исполнителя государственного контракта для выполнения государственного оборонного заказа по поставке продукции, указанной в подп. «а» – «г» п. 6, – в части применения положений, предусмотренных разд.  II, III и IV указанного Положения.

Согласно п. 7 Положения о регулировании цен превышение цен на указанную в п. 6 данного Положения продукцию, поставляемую по государственному контракту (контракту) государственному заказчику (заказчику), по отношению к ценам на эту продукцию, определенным в соответствии с названным Положением, является признаком запрещенного ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ необоснованного завышения цены на продукцию по государственному оборонному заказу.

К.Н. Алешин[10] полагает, что Закон о ГОЗ устанавливает прямые запреты на действия, ведущие к нарушению установленного порядка ценообразования на продукцию, закупаемую в рамках государственного оборонного заказа. В основном указанные запреты сформулированы в ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ.

Как было отмечено выше, исходя из смысла предпринимательской деятельности в целях извлечения максимальной прибыли, в том числе за счет снижения затрат на производство, поставщик заинтересован поставить товар с минимально допустимыми показателями и по максимальной цене. Этому стремлению поставщика корреспондирует обязанность заказчика принять и оплатить такой товар. Заказчик, понимая ущербность сложившегося в настоящее время положения, считает, что законных оснований отказать в приемке такого товара не имеется.

Вышеуказанная логика и несовершенство российского закупочного законодательства сформировали ложное представление участников рынка и заказчиков о том, что поставка конкурентной продукции по государственному оборонному заказу может осуществляться по цене, превышающей цену, сложившуюся на соответствующем товарном рынке, так как эта цена была сформирована на торгах. Этот означает фактически то, что в настоящее время закупочное законодательство воспринимается с той точки зрения, что проведение конкурентной закупки фактически «легализует» любой недостаток в формировании цены.

Системный анализ норм Положения о регулировании цен и Порядка определения состава затрат, включаемых в цену продукции, поставляемой в рамках государственного оборонного заказа (далее – Порядок определения состава затрат), утвержденного приказом Минпромторга России от 8 февраля 2019 г. № 334 «Об утверждении порядка определения состава затрат, включаемых в цену на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу», указывает на то, что Порядок определения состава затрат подлежит использованию всеми участниками государственного оборонного заказа на всех стадиях формирования, размещения и исполнения ГОЗ, в том числе и при конкурентных закупках.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 10 Закона о ГОЗ одним из методов регулирования цен в сфере ГОЗ является метод учета в структуре цены на продукцию по государственному оборонному заказу произведенных затрат на ее производство и реализацию. Применение указанного метода не ограничено в отношении ни одного из способов определения цены.

В соответствии с ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ запрещаются действия (бездействие) головного исполнителя, исполнителя, влекущие за собой необоснованное завышение цены на продукцию по государственному оборонному заказу, неисполнение или ненадлежащее исполнение государственного контракта, контракта, в том числе действия (бездействие), направленные:

1) на включение в себестоимость производства (реализации) продукции затрат, не связанных с ее производством (реализацией);

2) на установление экономически, технологически и (или) иным образом не обоснованной цены на продукцию, поставляемую заказчику или головному исполнителю, исполнителю, превышающей цену, сложившуюся на соответствующем товарном рынке;

3) на использование полученных по государственному контракту, контракту средств на цели, не связанные с выполнением государственного оборонного заказа.

В законодательстве Российской Федерации отсутствуют нормы, исключающие возможность применения норм ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ к правоотношениям по закупке продукции ГОЗ на конкурентной основе.

Из дефиниции нормы ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ следует, что указанная норма подлежит применению к случаям закупки продукции для ГОЗ на конкурентной основе исходя из того, что норма без исключения запрещает устанавливать экономически, технологически и (или) иным образом не обоснованную цену на продукцию, поставляемую по ГОЗ, вне зависимости от вида закупки, способа определения цены и т. д., если цена превышает цену,  сложившуюся на рынке.

Необходимо отметить, что термины «действия (бездействие)» применяемые в дефиниции  нормы ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ, однозначно определяют спектр всех возможных деяний со стороны субъекта правонарушения вне зависимости от формы вины. Это указывает на то, что составом данного правонарушения охватывается любое виновное поведение при завышении цены на продукцию по ГОЗ.

Обеспечить контроль цены при заключении контракта с победителем, отобранным на конкурентной основе, можно за счет «справедливого» формирования начальной максимальной цены и приемки продукции заказчиком,  в ходе которой заказчик при выявлении признаков завышения цены будет наделен правом предложить поставщику в соответствии с подп. «а» п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе снизить цену контракта по соглашению сторон без изменения предусмотренных контрактом количества, качества поставляемой продукции и иных условий контракта до размера, соответствующего требованиям законодательства Российской Федерации; а при согласии – заключить соответствующее дополнительное соглашение к государственному контракту.

В случае отказа поставщика снизить цену до экономически, технологически и (или) иным образом обоснованной цены на продукцию, как уже отмечалось выше, заказчик должен направлять в контролирующий орган  заявление о нарушении законодательства в сфере государственного оборонного заказа.

В случае возбуждения контролирующим органом дела о нарушении законодательства и признании поставщика виновным в нарушении законодательства в сфере ГОЗ контролирующий орган выдаст ему предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения законодательства в сфере государственного оборонного заказа или о перечислении средств по возмещению ущерба, причиненного Российской Федерации в результате нарушения законодательства в сфере государственного оборонного заказа.

При этом  в соответствии с п. 4 ст. 6.2 Закона о ГОЗ  заказчик получит право на увеличение предусмотренного ему в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации объема бюджетных ассигнований федерального бюджета на сумму средств, перечисленных в федеральный бюджет головным исполнителем в рамках исполнения предписания, выданного контролирующим органом. На эти средства государственный заказчик сможет закупить дополнительный объем продукции для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Для повышения эффективности деятельности заказчика и нормативного обеспечения такой обязанности и возможности указанные выше авторы предлагают внести изменения в Положение о государственном регулировании цен в части наделения заказчика правом устанавливать в государственном контракте на поставку конкурентной продукции цену в виде ориентировочной (уточняемой) цены, аналогично предусмотренной при закупке у единственного поставщика, с одновременным установлением предельного значения цены государственного контракта, сформированного в порядке, предусмотренном для определения начальной (максимальной) цены государственного контракта.

Указанные предложения, по мнению вышеназванных авторов, соответствуют целям и принципам государственного регулирования цен на продукцию по государственному оборонному заказу, установленным ст. 9 Закона о ГОЗ, и, в случае их реализации, послужат действенной мерой профилактики запрещенных в соответствии с п. 2 ст. 11 Федерального закона от 26 июня 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» картельных сговоров, основной целью которых является повышение, снижение или поддержание цен на торгах.

Как отмечают указанные авторы, если в проекте контракта будет предусмотрена оплата продукции по фактическим затратам с заданными нормами рентабельности в соответствии с требованиями законодательства, повышение цен на торгах не будет иметь никакого смысла.

Это значит, что в данном случае создание картеля в сфере ГОЗ потеряет всякий смысл, так как «конкурентная процедура будет не финальным актом определения цены, а лишь промежуточным». В таком случае «картельное» завышение цены будет нейтрализовано через механизм снижения цены по предложению заказчика.

Авторы указывают, что для определения цены конкурентной продукции применяется метод сравнимой цены, заключающийся в установлении цены на продукцию, не превышающей цену на сравнимую продукцию, сложившуюся на соответствующем товарном рынке (рыночную цену).

Напомним, что сравнимой продукцией считается продукция, идентичная или однородная рассматриваемой, реализация которой осуществлялась в сопоставимых условиях в период, не превышающий двух лет до даты определения цены на рассматриваемую продукцию, и обладающая потребительскими свойствами, позволяющими заменить рассматриваемую продукцию (с учетом наличия необходимых лицензий у производителей этой продукции), либо продукция, являющаяся взаимозаменяемой по отношению к рассматриваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации о защите конкуренции.

Согласно п. 37 Положения о регулировании цен при представлении предложений о цене (прогнозной цене) конкурентной продукции, сформированных с применением метода сравнимой цены, представляются обосновывающие документы.

Кроме того, необходимо отметить, что для указанных случаев не нужно изобретать специальных составов в уголовном законе, так как будет достаточно уже существующих. Представляется, что для случаев конкурентных закупок будет справедливо мнение экспертов в уголовно-правовой сфере в отношении случаев формирования необоснованно высокой цены в сфере ГОЗ.

В частности, С.П. Гребенщиков и П.С. Яни указывают, что, несмотря на отсутствие формальных критериев достаточности мер, которые лицо обязано предпринять для недопущения установления экономически, технологически и (или) иным образом необоснованной цены на продукцию, поставляемую заказчику или головному исполнителю, исполнителю, превышающей цену, сложившуюся на соответствующем товарном рынке, признание предпринятых лицом согласно ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ мер в тех условиях достаточными будет исключать вменение ему состава халатности даже при установлении объективной связи между неправильным расчетом плановой себестоимости и такими последствиями, как невыполнение ГОЗ либо получение излишних денежных средств для выполнения ГОЗ[11].

Выводы:

1. Снизить картелизацию торгов в сфере ГОЗ, наряду с традиционно предлагаемыми мерами по усилению ответственности, можно посредством изменения технологии проведения торгов, исключающей возможность обеспечения сговоров между хозяйствующими субъектами в ходе проведения торгов, даже при предварительном достижении договоренностей перед торгами.

2. В сфере ГОЗ возможно установление «несправедливой» цены  на продукцию не только в результате сговоров на торгах, но и при закупке продукции, не стоящей на вооружении, снабжении, когда заказчик вынужден выбирать продукцию с минимально допустимыми показателями, соответствующими требованиям закупочной документации, но по цене, близкой к цене продукции с максимально допустимыми показателями.

3. В сфере ГОЗ система ценообразования позволяет осуществлять контроль «несправедливой» конкурентной цены с применением Порядка определения состава затрат, ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ и предлагать в указанном случае победившему поставщику уменьшить «несправедливую» цену путем заключения дополнительного соглашения.

4. Обеспечить функционирование механизма снижения цены можно посредством применения обращения заказчика в контролирующий орган с заявлением о нарушении норм ч. 3 ст. 8 Закона о ГОЗ при отказе поставщика снизить цену.

 

 



[8] Необходимо отметить, что ни одним нормативным правовым актом не определено понятие расчетно-калькуляционных материалов, содержащееся в  п. 19 ч. 1 ст. 8 Закона о ГОЗ и п. 15 Постановления № 804, а также порядок их предоставления. Постановление Правительства Российской Федерации от 2 декабря 2017 г. № 1465 «О государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу, а также о внесении изменений и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» в рамках исполнения контракта на поставку конкурентной продукции эти вопросы не регулирует.

[10] Конкурентное право : учеб. / под общ. ред. М.А. Егоровой, А.Ю. Кинева. М., 2018. 632 с.

 

[11] Гребенщиков С.П., Яни П.С. Ответственность за преступления, совершаемые в сфере государственного оборонного заказа // Законность. 2018. № 5. С. 40 – 44; № 6. С. 39 – 44.