Проверка поставщика в РНП: кто отвечает?



И.А. Попов, аспирант Сибирского института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

 

В статье рассматриваются новшества законодательства о государственных и муниципальных закупках в части возложения дополнительных функций на операторов электронных торговых площадок, а также демонстрируется практика применения законодательства по данному вопросу. В завершение дается рекомендация по учету новых норм в работе комиссий заказчика по закупкам.

 

Актуальность настоящей статьи обусловлена вступившими в силу отдельными положениями, предусмотренными Федеральным законом от 31 декабря 2017 г. № 504-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"», который внес ряд существенных изменений и, можно сказать, новелл в законодательство о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Главной из них является перевод всех открытых конкретных закупок в электронную форму. Рассматриваемый процесс оказал влияние практически на все стадии процесса удовлетворения государственных и муниципальных нужд (например, определения поставщика (подрядчика, исполнителя), в частности, изменились регламентационные сроки закупочных процедур, которые в некоторых случаях стали заметно короче, порядок установления и внесения обеспечения заявок на участие, корректировке подверглись также этапы планирования (упразднение 10-дневной паузы до размещения извещения о закупке или заключения контракта после внесения изменений в план-график закупок) и исполнения контракта (в части отмены случаев, при которых заказчик обязан проводить так называемую «внешнюю» экспертизу).

Не обошли стороной и порядок взаимодействия участников контрактной системы с операторами электронных торговых площадок (ОЭТП), в частности, расширился перечень сведений, которые ОЭТП обязаны проверять при поступлении заявки от участника закупки. Так, в соответствии с ч. 11 ст. 66 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) в течение одного часа с момента получения заявки на участие в электронном аукционе ОЭТП возвращает эту заявку подавшему ее участнику такого аукциона в случае:

1) подачи данной заявки неуполномоченным лицом;

2) подачи одним участником такого аукциона двух и более заявок на участие в нем при условии, что поданные ранее заявки этим участником не отозваны. В указанном случае этому участнику возвращаются все заявки на участие в таком аукционе;

3) получения данной заявки после даты или времени окончания срока подачи заявок на участие в таком аукционе;

4) получения данной заявки от участника такого аукциона за три месяца до даты окончания срока его регистрации в единой информационной системе;

5) наличия в предусмотренном Законом о контрактной системе реестре недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (РНП) информации об участнике закупки, в том числе информации об учредителях, о членах коллегиального исполнительного органа, лице, исполняющем функции единоличного исполнительного органа участника закупки – юридического лица, при условии установления заказчиком такого требования;

6) отсутствия в реестре участников закупок, аккредитованных на электронной площадке, электронных документов (или их копий) участника закупки, подтверждающих его соответствие дополнительным требованиям, установленным заказчиком.

Обращаем внимание на то, что аналогичный список сведений о заявке и участнике, ее подавшем, которые ОЭТП должен проверить и вернуть заявку в случае нарушения такого требования, необходим также при применении иных конкурентных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя). На основании изложенного делается логичный вывод о том, что по Закону о контрактной системе в действующей редакции заказчики не должны даже видеть при рассмотрении заявки тех участников, которые не соответствуют вышеприведенному перечню. Однако практика применения Закона о контрактной системе в настоящее время идет по другому пути.

Речь идет об одном из требований, которое должен проверять ОЭТП, а именно отсутствие информации в РНП. Так, в одной из закупок (номер 0250100000119000055), проводимой на оказание образовательных услуг по обучению (повышению квалификации) по программе дополнительного образования «Управление государственными и муниципальными закупками. Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг по Закону № 44-ФЗ» для нужд Государственного учреждения – отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Новгородской области, решением комиссии в соответствии с протоколом подведения итогов электронного аукциона от 25 сентября 2019 г. № 0250100000119000055-3 была отклонена заявка с идентификационным номером 43 по причине не соответствия п. 2 ч. 6 ст. 69 Закона о контрактной системе (несоответствие участника требованиям, установленным ч. 1.1 ст. 31 данного Закона и аукционной документацией), в связи с тем, что сведения об учредителе этого участника были включены в реестр недобросовестных поставщиков (от 26 сентября 2017 г. № РНП.89907-17). Указание на необходимость соответствия данному требованию содержится как в извещении к рассматриваемой закупке, так и в п. 15.8 документации об электронном аукционе. Дополнительно следует отметить, что заявка под номером 43 была подана 12 сентября 2019 г. в 11:30, т. е. в момент нахождения информации об учредителе в РНП. Срок окончания подачи заявок на данную закупку завершался 19 сентября 2019 г. в 08:30, т. е. у ОЭТП было намного больше времени, чем отведенный законом час для проверки этой информации и возврата такой заявки участнику.

Как отмечают коллеги заказчика, приведенный в данной статье пример не единственный. Поэтому в настоящее время комиссиям по рассмотрению заявок следует уделить указанному выше обстоятельству отдельное внимание, так как изменение норм, предусматривающих обязанность ОЭТП вернуть такую заявку участнику, не отменяет также действующую обязанность, предусмотренную ч. 8 ст. 31 Закона о контрактной системе, согласно которой, кроме прочего, предусмотрено, что комиссия по осуществлению закупок проверяет соответствие участников закупок требованию об отсутствии в предусмотренном Законом о контрактной системе реестре недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) информации об участнике закупки, в том числе информации об учредителях, о членах коллегиального исполнительного органа, лице, исполняющем функции единоличного исполнительного органа участника закупки – юридического лица (при наличии такого требования). И если комиссия заказчика не проверит соответствие указанному требованию, например, понадеявшись на обязанность ОЭТП выполнить данную функцию, то может возникнуть риск принятия незаконного решения о соответствии такой заявки требованиям законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, за что предусмотрена административная ответственность в размере 1 % от НМЦК (не менее 5 000 и не более 30 000 руб.). Указанной ответственности подлежит каждый член комиссии в соответствии с ч. 2 ст. 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В то же время прямая ответственность ОЭТП за невыполнение обязанности, предусмотренной ч. 11 ст. 66 Закона о контрактной системе, законодательством Российской Федерации в настоящее время не установлена.